Верблюд — горбатое совершенство


Необычности во внутреннем строении верблюда начинаются уже с желудка, в его стенках множество ячеек для хранения жидкости. Удивляет отсутствие желчного пузыря. Но особенно в диковинку овальные эритроциты, у все прочих зверей они круглые. Однако самое замечательное — это, конечно, физиологические приспособления для экономии драгоценнейшей воды. Взять хотя бы колебания температуры тела верблюда. Зимой они не так заметны, а вот летом достигают 6 градусов: ночью у верблюда 34 градуса, а днем в самую жару 40 градусов, и только тогда он начинает хотеть. Так сберегается вода, которую корова, потея все время, истратила бы на охлаждение тела до постоянной температуры. Скуп верблюд и на выделение воды с отбросами обмена веществ.

И все же пополнять водные запасы надо. Кроме того, что верблюд пьет, он ест растения, содержащие воду. Если ее в них много, а случается такое во влажный сезон года (в Сахаре зимой, в пустынях Средней Азии весной, а в Гоби во второй половине лета), тогда наше горбатое совершенство может очень долго, а то и вовсе не пить. Правда, нужно иметь в виду: чем больше солей в растениях и в питьевой воде, тем чаще приходит верблюд к источнику или колодцу. В солончаковой пустыне, например, ему нужно пить воду в любое время года, а вот кое-где в Сахаре, где солей мало и в почве и в растениях, зимой это делать не обязательно в съеденной пище вполне хватает воды.

Десятки литров воды может потерять верблюд — и ничего, не умирает от жажды под палящим солнцем, а лишь высыхает — теряет вес (почти до 30 процентов). Зато потом, восполняя его, выпивает неимоверное количество воды: например, 13 ведер за 10 минут! Вода слов но губкой впитывается всеми тканями тела, даже эритроциты набирают ее про запас. На водопой в обычных условиях тоже тратится мало времени, да и на кормежку не так уж много — гораздо меньше, чем у коров и лошадей: железный режим экономии проводится и здесь.

И пожалуй, самое любопытное: при высоком обезвоживании кровь у верблюда остается жидкой. А ведь в подобном случае она густеет, вызывая смерть и у других зверей и у человека, который умирает в знойной пустыне от теплового удара уже при потере 12 процентов веса.

Описание физиологических диковинок закончим горбами. В них откладывается жир. Окисляясь, он выделяет воду, и, как ни странно, в большем количестве, чем вес израсходованного жира.
Известны верблюды: одногорбые (дромедары) и двугорбые (бактрианы). А также гибриды между ними — нары с одним удлиненным горбом, огромные и мощные животные.

Дромедары живут в Африке, Аравии, Малой Азии, Индии, в СССР преимущественно в Туркмении. Завезены они также в некоторые места Южной Европы, в Мексику и Австралию. Верблюды эти лучше приспособлены к жаре, дают больше молока, но меньше шерсти, чем массивные, до 900 килограммов бактрианы — жители Монголии, Северного Китая, Казахстана, Калмыкии, а также Бурят-Монголии, которые не боятся морозов.

Самец-дромедар во время гона демонстрирует самке горловой мешок размером с хороший кулак. Как индюк, выгибая шею и откидывая назад голову, он надувает его, издавая потешные булькающие звуки. У двугорбого кавалера нет такого украшения, зато лучше развиты пахучие железы сзади головы. Касаясь затылком песка, камней, растений, верблюд метит территорию, оповещая соседей о своем присутствии. Дегтеобразной жидкости секрета затылочных желез — особенно много выделяется в начале февраля у дикого бактриана — халтагая (так по-монгольски называют этого верблюда), животного трехметровой длины и более чем двухметровой высоты.

В доисторические времена даже на востоке Казахстана и в Средней Азии хаптагаи были нередки. В Северном Китае они исчезли уже на наших глазах. Сегодня этот вид внесен в международную «Красную книгу». Сейчас дикие верблюды обитают только в Монголии — в Заалтайской Гоби, где недавно организован заповедник. Монголо-советская экспедиция в 1974 году обследовала области обитания диких верблюдов и установила, что всего их 900.